Институт изучения религий в странах СНГ и Балтии


О нас
Наши проекты
Статьи
Книги
Вопросы НЕ к священнику
Ссылки

Институт изучения религии в странах СНГ и Балтии > Главная страница > Проекты: Грузино-Российская инициатива религиоведов > Материалы проекта

Андрей Юраш
доцент Львовского национального университета им. Ивана Франко
Религиозные идентичности и электоральные процессы:
медиальный контекст президентских выборов в Украине 2004 года

Констатируя неуспех избирательной кампании Виктора Януковича, совершенно логично на этот факт посмотреть в контексте религиозной политики обеих штабов, точнее демонстративной индифферентности по этому вопросу штаба Виктора Ющенко и максимальной, но односторонней активности штаба Виктора Януковича. Эта односторонность не только вдохновила сторонников собственного кандидата, но и ещё более заметно мобилизовала сторонников оппозиционного кандидата.
Так же, как следует рассматривать использование конфессионально-церковного фактора в более широких рамках целостной идеологически-мировоззренческой платформы всей предвыборной кампании конкретного кандидата в президенты, на таком же общем фоне нужно анализировать и последствия обращения к религиозному компоненту целостной электоральной стратегии в контексте доведения этого процесса к логическому завершению.
Отмечаемая в рамках президентской избирательной кампании в Украине 2004 года односторонность и сознательное стремление одной из сторон опереться только на одну из влиятельных конфессиональных идентичностей связаны с воплощением в жизнь общей избирательной стратегии штаба Виктора Януковича, которая была построена на максимальном использовании и мобилизации, условно говоря, "российского фактора". В церковной плоскости этот фактор мог быть реализованным благодаря обращению к организационному, идеологическому и духовному потенциалу Украинской Православной Церкви Московского Патриархата. К этому, собственно, и прибегли политтехнологи предвыборной кампании действующего во время выборов премьер-министра.
Одним из наиболее действенных организационных ресурсов в религиозной среде, на который рассчитывал официальный кандидат от власти, стали церковные медиа, через которые было запланировано совершить серьёзную инвазию в сферу ментально-идеологических приоритетов верующих. Имея хорошо обустроенную структуру практически во всех регионах Украины, УПЦ МП, закономерно, оказалась в состоянии достичь значительных успехов и в развитии своих медиальных структур.
В первую очередь, закономерно, речь идёт о прессе, которая, будучи базовой и наиболее традиционной для каждой церковной структуры как по своей форме, так и содержанию, в связи с объективным государственным требованием относительно регистрации печатных изданий довольно легко поддаётся, с одной стороны, учёту, а с другой стороны - различного рода влияниям. Согласно данным официальной статистики Государственного комитета по делам религий, почти каждое третье из официально зарегистрированных в Украине церковных периодических изданий было основано УПЦ МП: из 323 религиозных газет и журналов, которые на 1 января 2004 года функционировали в Украине, 95 принадлежали именно этой Церкви. Ни одна другая из Церквей или религиозных организаций, действующих в Украине, даже не приближается к таким количественным показателям: УПЦ КП и УГКЦ имеют по 25 зарегистрированных изданий, а все другие религиозные структуры - значительно меньшее количество.
Кроме того, что УПЦ МП основала почти сотню периодических печатных изданий, эта Церковь является также церковной структурой, которая сумела наладить самые прочные связи и производить довольно существенные влияния на различного рода аудиовизуальные СМИ. Тезис о последовательности и системности медиальной политики этой Церкви относительно телевизионной и радио коммуникации может быть подтверждён на нескольких уровнях.
Во-первых, речь идёт об общих идеологически-конфессиональных влияниях, которые эта Церковь осуществляет на отдельные аудиовизуальные каналы распространения информации: этот аспект даже не стоит доказывать, отслеживая ситуацию в регионах, где УПЦ МП в целом определяет ситуацию (имеются в виду локальные, региональные каналы); кроме того, он так же актуален и в общенациональном масштабе, взяв во внимание уровень зависимости редакционной политики некоторых центральных каналов (например, канала УТ-1 или "Интера" не только во время избирательных соревнований и в последние передвыборные годы) от позиции и приоритетов этой Церкви.
Во-вторых, следует вспомнить несколько собственных (или основанных в непосредственном монопольном сотрудничестве только с УПЦ МП) религиозных программ этой Церкви, которые транслировались как региональными, так и центральными каналами ("Православный міръ", "Духовний вісник") распространения информации.
В-третьих, нельзя не отметить медиальную активность УПЦ МП и самого высокого организационного уровня, связанного с основанием и поддержанием собственных телевизионных каналов. Прежде всего, имеется ввиду функционирование канала "КРТ", который могут смотреть большинство зрителей, пользующихся кабельными телевизионными сетями. Ежедневно несколько часов своего вещания этот канал предоставляет для трансляции духовных бесед, молитв, документальных фильмов и т.д., которые готовятся при непосредственном участии духовенства УПЦ МП. В Украине пока что нет других такого же характера прецедентов, связанных с системным и настолько мощным ангажированием какой-либо другой религиозной структуры в деятельность медиальных органов в сфере аудиовизуальных СМИ на уровне основания собственных телевизионных каналов. Транслирование же кабельными сетями каналов, например CNL, посвящённых протестантскому, в первую очередь - харизматическому церковному служению, в этом смысле даже нельзя сравнивать, поскольку они по своему содержанию являются полностью импортированным телевизионным продуктом, который в связи с этим имеет лишь опосредствованное отношение к отечественной медиальной сфере.
Весомыми являются достижения УПЦ МП и относительно развития новейших электронных СМИ. К настоящему времени почти все епархии этой Церкви (всего таких епархиальных структур насчитывается 36), много монастырей, учебных заведений, мирянских структур (братств) и даже отдельных парафий имеют собственные Интернет-ресурсы. Они не только представляют для пользователей этого новейшего средства массового информирования хронику церковной жизни, но и прямо, и опосредствовано формируют мировоззренческие ориентиры сообщества верующих, а также демонстрируют более широкой аудитории общие идентификационные приоритеты Церкви.
Выше продемонстрированные примеры из журналистской практики, а также многочисленные методологические наработки в соответствующей сфере (на уровне проведения специальных конференций, практических семинаров и убедительно демонстрируемого внимания к этой проблеме со стороны церковной элиты) со всей очевидностью убеждают в том, что УПЦ МП имеет довольно убедительную и развитую позицию и программу (соответственно - и солидные наработки) в медиальной сфере. Совершенно закономерно, что расчёт на использование этого уже существующего потенциала не мог не быть одним из объективных мотивационных факторов для политтехнологов штаба Виктора Януковича, которые им обосновывали теоретически и реализовали на практике стратегию взаимного сближения.
Возможности и степень ангажирования отдельных периодических изданий УПЦ МП в идеологические дискуссии и сам ход избирательного процесса был продемонстрирован и отработан в своих экстремальных формах ещё во время парламентской избирательной кампании 2002 года. В то время не были ни одной газеты или журнала этой Церкви, которые бы значительную часть своих площадей не посвящали защите и обоснованию соответствующей церковной позиции, направленной на поддержку только одной части украинского политического спектра - предвыборного объединения "За Единую Украину".
Примером доведения этого направления до максимально гипертрофированных форм можно считать позицию и содержание издания "SOS" - "общественно-политической газеты для православных", основателем которой является "Православный информационно-аналитический центр". Степень откровенности и пропагандистской прямолинейности, с которой это издание поддерживало и в духовно-церковной плоскости обосновывало позицию официального правительственного блока, тогда просто поразила не только общественность, но и многих аналитиков.
В течение нескольких месяцев ведения предвыборной агитации все выпуски этой газеты выходили под лозунгом "За православную единую Украину", а абсолютное большинство газетной площади было отдано для пропагандистско-агитационных материалов политической направленности. О содержании этих публикаций и характере совмещения в них политической проблематики с общецерковной стратегией и ценностными ориентациями УПЦ МП может свидетельствовать даже механическое перечисление названий материалов, помещённых в двух мартовских номерах (№ 5 и № 6) газеты за 2002 год (каждая из таких публикаций занимает по одной газетной странице и даже больше): "Совместимы ли святость и политика?", "Мужество быть собой, или Три грани свободы Владимира Литвина", "Время возвращать долги" (агитационная статья за одного из кандидатов в народные кандидаты), "О "вывихах" в отечественной этнополитике", "Православие - это сердце мира" (интервью относительно политической ситуации в государстве с главным редактором издания Сергеем Цыганковым), "Угодна ли Богу предвыборная лепта г-на Спиженко" (антиреклама одному из кандидатов в народные депутаты), "Во время съёмок мы чувствовали анафему" (негативная рецензия на фильм Юрия Ильенко "Мазепа"), "Оборотень" (максимально критическая оценка политической позиции лидера Украинской Христианско-Демократической Партии Виталия Журавского) - все эти материалы из 5-го номера газеты; "Церковь и политика", "… И Бог помогает им" (апологетический рассказ о председателе Верховной Рады Владимире Литвине), "Наследный герой. Унаследует ли кандидат в депутаты Вячеслав Миськов куколь лжепатриарха Филарета?", "Помощь людям - его призвание" (рекламная статья про кандидата в народные депутаты Валентина Савицкого) и "Сын лейтенанта Шмидта" (антиреклама главному оппоненту только что упомянутого политика, представителю блока "Наша Украина" Юрию Спиженко), "За возрождение какой "духовности" ратует "Блок Юлии Тимошенко"?", "Выбор за вами" (однозначное противопоставление двух кандидатов в народные депутаты по одному из мажоритарных округов с откровенными призывами поддержать того из них, кто открыто заявляет о членстве в Московском Патриархате), "Надо ли "разрушать до основания"? К вопросу о воцерковлении украинского языка" - а эти материалы из 6-го номера газеты "SOS".
К практике и пропагандистским тенденциям, начало которым было положено двумя годами раньше, УПЦ МП обратилась и в рамках президентской кампании 2004 года. Главными характеристиками электорально-медиального поведения УПЦ МП в этот период в идеологической плоскости были следующие особенности:
- сознательный отказ от общецерковной установки, закреплённой как в традиционном церковном сознании, так и в недавно принятой "Социальной доктрине Русской Православной Церкви", на размежевание церковной и политической сфер и их взаимное невмешательство в проблемное поле друг друга. Этот аспект находил своё проявление в максимальной политизации всех сторон церковной жизни в конкретный период, что отражалось в доминировании соответствующей тематики в содержании, а также в идеологическом и фактологическом наполнении изданий;
- однозначная и безапелляционная поддержка только одного сегмента (направления) современного украинского политикума - кандидата, который представлял тогдашнюю политическую власть в целом и её ориентированность на пророссийские идентификационные концепции в частности. При этом пресса УПЦ МП настойчиво, но часто негибко и примитивно работала над созданием максимально идеализированного образа Виктора Януковича. При этом представитель оппозиционных сил во всех публикациях этой Церкви выступал как собирательный образ врага и олицетворение зла;
- стремление максимально тесно увязать будущее церковное развитие и укрепление собственных позиций на всех уровнях (в законодательно-юридической, практическо-политической и организационной плоскостях) с приходом к власти поддерживаемого кандидата. Эта установка определяла и сознательное желание гиперболизировать все сценарии возможного развития политическо-религиозной ситуации в Украине после выборов - очерчивание в исключительно положительных категориях будущего, связанного с избранием президентом Украины кандидата от власти, и предупреждение о всевозможных бедах, а также общественных и духовных катаклизмах в случае прихода к власти лидера оппозиции.
Констатируя определённое давление и даже диктат идеологических факторов при формировании и реализации медиальной политики конкретной Церкви во время последних электоральных обстоятельств в Украине, нельзя не отметить, что параллельно с чрезмерным вниманием к мировоззренческим факторам сугубо профессиональные проблемы церковного журнализма со стороны УПЦ МП преимущественно оставались без надлежащего внимания. Как из-за собственно технических причин (оперативность подачи информации, соблюдение стиля, дизайн изданий, а часто - даже их общая грамотность и т.д.), так и через своё несовершенство с методическо-методологической стороны (непонимание или отказ от принципов объективизма, сознательное нежелание придерживаться элементарных требований журналистской этики) журналистскую традицию, которую практикуют периодические издания УПЦ МП, особенно во время проведения выборов, то есть в условиях максимальной политизации общества, нельзя считать адекватной политическо-общественным реалиям и качественной по её форме и содержанию.
В конечном итоге это обуславливало и продолжает обуславливает ситуацию, когда качество подачи и интерпретации фактов сознательно отодвигаются на второй план, будучи не сущностью и самоцелью журналисткой деятельности, а лишь орудием для достижения конкретных, часто очень прагматических церковно-юрисдикционных задач, которые решаются в рамках реализации более широких политико-идеологических целей.
В контексте только что предложенного вывода, в журналистской практике современной УПЦ МП можно определить два подхода к освоению и воспроизведению политическо-выборной проблематики в рамках собственных периодических изданий. С одной стороны, можно констатировать тенденцию к преимущественно информационному, внешне ненавязчивому и формально незаангажированному представлению соответствующего кандидата и его политической платформы. В этом случае о поддерживаемой Церковью персоналии речь идёт, главным образом, в многочисленных информационных сообщениях. В этом случае официальная церковная позиция демонстрируется через подборку фактов, а не через однозначные, часто сугубо дидактические и агрессивные к оппонентам пропагандистские материалы. Такой предвзятый способ воспроизведения политической информации, при котором издание даже не стремится к объективности или сбалансированности через адекватное информирование читателей, а лишь проводит безапелляционную идеологическую кампанию, можно считать главной приметой второго подхода к претворению и подаче политической проблематики.
Примером практической имплементации первой тенденции является способ отражения электоральных преференций УПЦ МП на страницах официального центрального церковного органа - "Православной газеты". В этом издании нет откровенно агитационно-пропагандистских материалов про Виктора Януковича. Но Церковь старается убедить верующих в правильности предлагаемого ею выбора через постоянное присутствие действующего осенью 2004 года премьер-министра на страницах газеты в рубрике "Хроника церковных событий". Например, в 9-м сентябрьском номере газеты можно найти пять фотографий Виктора Януковича в сопровождении высших церковных иерархов, главы УПЦ МП митрополита Владимира (Сабодана) в т.ч. Ещё больше фотографий Виктора Януковича есть в 12-м октябрьском номере газеты. Здесь также можно найти скромную, но показательную благодарность главе правительства за содействие в возрождении Святогорского монастыря в рамках напечатанного по этому вопросу доклада Митрополита Донецкого и Мариупольского Иллариона.
Но если официальный церковный орган старается представлять конкретную политическую ориентацию Церкви, не выходя за рамки этических журналистских норм, то нетрудно вспомнить немало изданий, которые занимают категорическую идеологическую позицию. Они практикуют воинственную пропагандистскую журналистику, которая полностью укладывается в рамки только что определённого второго подхода (тот же стиль, который нами уже был представлен на примере газеты "SOS").
Чрезвычайно показателен в этом смысле 12-й номер газеты "Начало", которая печатается в Днепропетровске по благословению Митрополита Днепропетровского и Павлоградского Иринея. В соответствии с избранной позицией, газета несколько своих страниц посвящает не столько откровенной агитации за поддерживаемого УПЦ МП кандидата - Виктора Януковича, как созданию негативного имиджа его главному оппоненту - Виктору Ющенко. Про уровень и откровенность позиции издания и степень его сознательного ангажирования в электоральный процесс свидетельствуют хотя бы названия нескольких статей только из одного номера (№ 12, 2004 год): "Не поеду на майдан", "Почему Украинская Православная Церковь поддержала Януковича?", "Почему протестанты поддерживают Ющенко?", "Свежо предание… да верится с трудом" (перечисление фактов, которые как будто бы свидетельствуют об агрессивности сторонников оппозиции относительно Московской Патриархии).
Таким образом, наследуя схемы и прецеденты, образцово отработанные в рамках предыдущих избирательных кампаний (например, во время уже упомянутых последних парламентских выборов, когда вся агитационно-пропагандистская машина УПЦ МП работала в пользу только одного избирательного блока "За Единую Украину"), высшее церковное руководство Московского Патриархата в Украине согласилось в очередной раз как формально, так и неформально поддержать конкретную политическую силу. В данном случае речь идёт о конкретном претенденте, на поддержку которого была развернута в собственных и идеологически близких к провозглашённой церковной позиции медиа беспрецедентная агитационно-пропагандистскую кампания.
Продемонстрированная нами только что поляризация электоральных приоритетов в религиозной среде во время проведения президентской избирательной кампании 2004 года в своей основе и в качестве катализатора имела сознательную и категорическую поддержку такой монополистски-унификационной концепции развития этой сферы (идеологически-мировоззренческая опора и избрание в качестве единого партнёра государства - УПЦ МП) со стороны одного из двух основных кандидатов. Не вызывает сомнения, что речь идёт об электоральной установке штаба Виктора Януковича, что была реализованной с подачи российских политтехнологов и поддержана теми руководителями областных штабов, которые представляют восточноукраинские регионы. Именно по их стандартам и требованиям строилась избирательная стратегия в масштабах всего государства.
Таким образом, можно утверждать, что для этого кандидата и его политических советников достижение конкретного электорального результата через обострение межконфессиональных отношений, а также поляризацию и даже сознательное столкновение политико-идентификационных приоритетов, в религиозной плоскости в частности, стало более важным, чем стремление сохранить определённый уровень относительной стабильности в религиозно-церковной сфере современной Украины. Стабильности, установившейся полустихийно-полусознательно до времени развёртывания последней электоральной кампании.
Де-факто вся стратегия и тактика штаба Виктора Януковича в религиозной плоскости имела в виду максимальную мобилизацию одной идентичности (православно-пророссийской) и даже агрессивное вовлечение в неё новых сторонников с одновременным отрицанием и подавлением любых других альтернативных церковных идентичностей (автокефально-православной, греко-католической, протестантских и т.д.). В практической плоскости это означало реальное отрицание безконфликтных сценариев развития религиозной сферы, базированных если не на равном отношении ко всем религиозным структурам, то, как минимум, на уклонении от откровенного фаворитизирования одной из них.
Всё это свидетельствует, что цели и рассуждения политического характера для идеологов электоральной кампании Виктора Януковича оказались более убедительными и влиятельными, нежели аргументы, имевшие своей целью утверждение большей идентификационно-мировоззренческой гомогенности украинского общества, пестование конфессионального мира и оживление межденоминационных инициатив и экуменического сотрудничества.
На основании всех приведённых выше фактов можно сделать вывод, что в рамках последней президентской кампании вместе с разворачиванием электорально-политической стратегии штаба Виктора Януковича была реализована сознательная попытка не просто сделать специальный акцент на важности и влиятельности российской или пророссийской идентичностей в Украине, но и добиться утверждения и признания этого типа идентичности как, по крайней мере, паритетного относительно собственно украинского сознания. Паритетного не только сущностно, но и в статистических параметрах (например, по количеству избирателей, поддержавших такую политическо-идеологическую визию).
В конечном итоге, в политическом и идеологическом контекстах на общеукраинском уровне пророссийская или квазиукраинская идентичность должна была превратиться в доминирующую в смысле её признания и влияния на политическую элиту. В целом же влияние российских менеджеров и идеологов кампании в смысле продуцирования и имплементации соответствующих идей представляется для нас безусловным: в однозначно пророссийской ориентированности всех предложенных ими схем и проектов сомневаться не приходится.
Таким образом, не имея возможности для изменения общей стратегии электорального поведения и не желая менять её в принципе, штаб Виктора Януковича, осознавая недостаточный уровень общественного понимания и поддержки, гарантировавших бы избрание конкретного кандидата на президентский пост, приложил максимум усилий, чтобы активизировать любые факторы, могущие сработать на успех стратегии - мобилизации и активизации каждого элемента, что вкладывался в рамки пророссийской идентификационной модели.
Суть же стратегии проектантов избирательной кампании Виктора Януковича состояла в избрании Виктора Януковича под откровенно пророссийскими и даже российскими лозунгами, после чего ему, как будущему президенту, не останется другого выхода, как и в будущем опираться на русскоязычные регионы и русскоязычную или даже собственно российскую политическую элиту - бывших идеологов и политтехнологов его штаба, прибывших из России помогать кандидату во время выборов. Закономерно, что и после выборов они имели намерения претендовать на специальную нишу в украинском политикуме.
В контексте общей антиоппозиционной стратегии особо следует вспомнить несколько следующих аргументов: стремление увязать главных представителей оппозиционного избирательного блока "Сила народа" с фашистской символикой и идеологией, пропагандирование идеи, что приход к власти оппозиционных сил станет причиной массовых волнений и даже - гражданской войны, утвердит господство американско-заокеанских хозяев, принесёт враждебную к истинному славянско-православному менталитету протестантскую и католическую духовность, в рамках которой получение автокефалии для Украинского Православия окажется только первым шагом к полному отрыву Украины от России и т.д.
Среди публичных, демонстративных акций УПЦ МП в поддержку Виктора Януковича следует прежде всего вспомнить проведение нескольких крестных ходов, заканчивавшихся молебнами за избрание "православного президента". Ещё во время проведения избирательной кампании при организационном содействии местных штабов Виктора Януковича силами и с подачи Союза православных братств Украины (шовинистической, откровенно пророссийской и ультра консервативной организации, действующей под духовным патронатом УПЦ МП) был проведён во всех регионах крестный ход с Феодоровской иконой Божьей Матери. Это же братство организовало несколько менее шумных акций в Киеве в течение всей избирательной кампании, а главное - во время проведения протестных акций в столице после второго тура выборов.
Правда, ежедневные крестные ходы в поддержку Виктора Януковича в конце ноября 2004 года под хоругвями этого Братства, собиравшие по несколько десятков участников, производили лишь впечатление экзальтированных акций отчаяния. Они не несли в себе ничего иного, кроме самого элементарного желания заявить о себе в условиях, когда общественное мнение и позиция убедительного большинства даже собственных последователей не совпадает с платформой, задекларированной церковными лидерами и незначительной прослойкой радикальных верующих.

Предложенный сценарий, базированный на столкновении идеологически-идентификационных парадигм, был апробирован на практике в том числе благодаря активному использованию медиальных ресурсов. Выше нами уже был продемонстрирован уровень и характер привлечения церковных медиа в электоральный процесс - прессы УПЦ МП, сознательно и односторонне работавшей во имя как можно наиболее массовой имплементации идеи относительно потенциальной катастрофичности в случае прихода к власти оппозиционного кандидата. Однако не меньшая роль в таком же контексте отводилась и общеполитическим СМИ, которые так само должны были содействовать углублению общественной поляризации, минимизации одного из идеологически-идентификационных полюсов и, закономерно, победе того мировоззренчески-цивилизационного направления, какое, согласно предлагаемой схеме, должно было стать основой не просто свободного, но и гарантированного в законодательном и любом другом смысле существования в послевыборной Украине единой в стране в данное время канонической православной юрисдикции, то есть Московского Патриархата.
Религиозная или, правильнее сказать, религиозно окрашенная терминология и идеология стали обязательным элементом каждого официального выступления кандидата в президенты от правительственно-президентской коалиции. Виктор Янукович почти при каждом случае упоминал о нескольких фактах: полученном им благословении афонских старцев и молитве вместе с предстоятелем УПЦ МП, митрополитом Владимиром (Сабоданом) перед святынями Афона, о посещении им других храмов, получении церковного (прощения) разрешения в таинствах исповеди и причастия, о регулярных беседах с духовенством и даже получении духовного пророческого видения. Во время этого видения ему как будто бы появилась Богородица, указав на две Украины, которые могут возникнуть в результате выборов: одна - трагическая и бесперспективная, если главой государства станет руководитель оппозиции, и другая - светлая и успешная, если к власти придёт человек, получивший благословение Православной Церкви, находящейся под духовным руководством Московского Патриархата.
Все перечисленные выше идеологически-религиозные формулы, продуцируемые теми лицами в штабе Виктора Януковича, которые отвечали за формирование мифологем в сфере церковных и духовных ориентаций этого кандидата, а позже - им самим активно артикулируемые, находили чрезвычайно активную медиальную поддержку и даже дополнительное информационное обеспечение. Хотя собственно церковные медиа и приняли активное участие в идеологической кампании официального кандидата от власти, но через ограниченность своих тиражей и общую недостаточную влиятельность в обществе они не смогли стать наиболее существенным фактором в имплементации избирательной стратегии Виктора Януковича. Задачей церковных медиа, главным образом, было подтверждение и утверждение выбора последователей конкретной религиозной общности в пользу этого кандидата. Поэтому главное ударение было сделано на распространение соответствующих идеологически-электоральных установок (в религиозной плоскости также) через более массовые светские общеполитические медиа.
В контексте реализации религиозной составной избирательной кампании Виктора Януковича можно определить две формы медиального освоения и репрезентации этой тематики. В соответствии с первым подходом, религиозная тематика получала своё отражение только при комплексном воспроизведении электоральной стратегии (её религиозная составляющая не превращалась в доминирующую) как один из её компонентов (на уровне некоторых, как правило, отдельных неискусственных фактологических сообщений), который не предусматривал использования экстремальных форм и подходов. При этом не применялась та лексика и тот уровень максималистской аргументации, что, например, нами уже были констатированы при демонстрировании форм присутствия электоральной тематики на страницах периодики УПЦ МП.
Описанной выше линии поведения придерживалось большинство изданий и других медиальных структур, поддерживавших действующего во время выборов премьер-министра и формировавших, кроме всего прочего, религиозный сегмент его целостного положительного имиджа. Это осуществлялось через последовательное изложение фактов, которые бы свидетельствовали о соответствующей, необходимой для целостной избирательной стратегии, ангажированности и окраске религиозной позиции Виктора Януковича.
Второй подход нецерковных медиа к освещению религиозной позиции обеих кандидатов на президентский пост состоял, во-первых, в сознательной гиперболизации самого тезиса о значительности этого аспекта для формирования целостных имиджей и программ этих кандидатов, а во-вторых, - в таком же сознательном искажении или изменении сути и характера провозглашённых базовых религиозных установок главных кандидатов на президентский пост. Хотя изданий, которые под давлением электоральных обстоятельств ориентировались на этот второй подход, было не слишком много, но зафиксированные примеры в связи с их экстремностью, то есть более чем очевидной репрезентацией определённой тенденции, заслуживают на специальное демонстрирование и обсуждение.
Типическим примером медиального поведения этого последнего типа можно считать электоральную публицистику на религиозную тематику газеты "2000". Накануне выборов это здание религиозным проблемам посвящало львиную часть своих газетных площадей. Типическим и, одновременно, показательным является номер газеты за 22 октября 2004 года. В понятном смысле его можно считать одним из наиболее показательных и убедительных собраний всех аргументов, какими пользовались идеологи избирательной кампании Виктора Януковича относительно репрезентации программы своего патрона и попыток дискредитации программы его главного оппонента.
На 6-й странице, которая была полностью посвящена религиозной проблематике, есть несколько статей, которые однозначно служат определённым избирательным целям и являются последствием соответствующих установок штаба Виктора Януковича. "Победа Виктора Ющенко - поражение православия в Украине" - это название одной из статей является одновременно главным из пропагандируемых тезисов и тиражируемых газетой идеологем. По своему содержанию и характеру пропагандируемой мировоззренческой позиции, в реальности - антирекламы Виктора Ющенко, названная статья полностью тождественна похожим откровенно предубеждённым материалам в изданиях УПЦ МП. В ней есть все элементы, свидетельствующие об экспериментировании журналистики агитационно-пропагандистского типа, которая продолжает функционировать в рамках постсоветских методологических принципов конфессиональной ангажированности и сознательного отказа придерживаться требований журналистского объективизма и внепартийности.
То есть анализируемая нами статья построена в соответствии с традиционными требованиями идеологизированного, де-факто и по существу - тоталитарного журнализма. В ней читателям предложен одностилевыми штрихами нарисованный, в соответствии с общей логикой статьи, образ "откровенного врага традиционной украинской духовности" - Виктора Ющенко. Отыскано также и исключительно в негативных тонах изображено и заграничных как будто бы проектантов, идеологов и финансистов избирательной кампании оппозиционного кандидата - З. Бжезинского и М. Олбрайт. В идеологической плоскости статья структурирована по схеме полюсного противопоставления пропагандируемых мировоззренческих позиций. Хотя образ и программа Виктора Януковича и не представлены непосредственно в материале, но объективно именно этот кандидат (к этому подталкивает и содержание всех других статей газеты) должен был победить человека, пропагандирующего и стремящегося к утверждению в государстве принципов "католическо-протестантского Запада, не готового принять православную Украину".
Ради обоснования этой позиции автор (Андрей Пидопригора) то ли сознательно, то ли из-за незнания предмета, но представляет неправдивые факты, извращает их - ещё одна черта пост-тоталитарной журналистики, которая стала необходимой ради достижения наперёд определённых целей, связанных с утверждением агрессивных идеологических установок и манипулированием общественным сознанием. Среди прочего не выдерживает критики и тезис автора о том, что "после завоевания независимости в нашей стране утвердились секты баптистов, евангелистов, свидетелей Иеговы, адвентистов…": баптистские и евангелистские общины в Украине имеют более чем полуторастолетнюю историю непрерывного существования, адвентистские - столетнюю, а свидетелей Иеговы - с передвоенного времени. Голословными и сугубо пропагандистскими по своему происхождению и содержанию является также утверждение о том, что альтернативные к УПЦ МП православные юрисдикции - УПЦ КП и УАПЦ - "получили поддержку США".
Аргументов и тезисов такого порядка в анализируемой довольно короткой статье можно насчитать больше десятка. Однако в условиях плюралистического общества и стремления к свободному волеизъявлению граждан, то есть рождения гражданского общества, подобные де-факто тоталитарные установки не только не действуют, но и часто обуславливают противоположную общественную реакцию - отторжения, отрицания и противодействия пропагандируемым нереалистическим схемам и аргументам.
Симптоматической по содержанию является ещё одна статья из анализируемого номера газеты "2000" за 20 октября 2004 года - "Христианизация государства или огосударствление христианства". После рассмотрения религиозных взглядов и установок нескольких кандидатов на президентский пост (Леонида Черновецкого, Дмитрия Корчинского, Александра Ржавского, Петра Симоненко и Виктора Ющенко) автор публикации (Юрий Загорий) делает вывод, что только Виктор Янукович сможет воплотить в жизнь истинно христианские идеалы соединения государственного и религиозного.
Для любого же из аналитиков очевидно и понятно, что такой итог аналитических рассуждений никоим образом не отвечает действительности, поскольку собственно последний кандидат на президентский пост предложил и активно воплощал в жизнь такую политически-церковную концепцию, которая предусматривала самый высокий уровень взаимного ангажирования двух сегментов общественной жизни (государства и религии), поддержания специальных отношений только с одной религиозной структурой (УПЦ МП) с одновременным автоматическим лишением таких же возможностей в смысле религиозно-политического взаимодействия всех других религиозных организаций.
В конечном итоге однозначное нежелание УПЦ МП признавать существующие политические и идентификационные реалии украинского социума только способствует консолидации всех других идеологических ориентаций и идентификационных направлений. Им Московская Патриархия в Украине не оставляет другого выхода, как сближаться с вектором, по своему содержанию и сущностью противоположному тому, что его представляет сама УПЦ МП, претендуя на исключительную самодостаточность и безусловную избранность.
Подводя итоги нашим размышлениям о специфике и характере использования религиозного фактора в рамках последней электоральной кампании, нельзя не увидеть, что этот компонент общей избирательной стратегии следует рассматривать и оценивать только через призму и в контексте общих идеологических установок, на которых базировались стратегии главных штабов. Обращение к религиозному фактору через использование всех ресурсов (медиальных в том числе) самой значительной в организационном измерении украинской религиозной структуры (УПЦ МП) на стороне только одного кандидата стало одним из определяющих факторов, которые засвидетельствовали о намерении проектировщиков штаба Виктора Януковича превратить избирательный процесс в борьбу идеологий, идентичностей, мировоззренчески-цивилизационных ориентаций, имея намерение получить на этой основе закономерную, как на это надеялись, победу. При этом концепцией разворачивания электоральной кампании другой стороной такого же обращения к религиозной составной не предусматривалось (как минимум, в сфере публичных, демонстративных акций и технологий). Но в связи с объективными обстоятельствами и позицией оппонентов штаб Виктора Ющенко на последнем этапе избирательных соревнований, особенно после первого тура выборов, также интенсифицировал свою активность в религиозной плоскости: как на уровне неформальных переговоров и договорённостей, так и уровне конкретных акций.
Сторона, желавшая достичь желаемого результата через сознательную поляризацию и даже столкновение идентичностей, несмотря также на привлечение и использование множества манипулятивных технологий и прямых фальсификаций выборов, в своих расчётах и начальных гипотезах отталкивалась от схем, не отвечавших действительности. Кроме того, эти схемы стремились утвердить спекулятивно, полунасильственно (имеем ввиду манипулирование волеизъявлением граждан и массовые фальсификации), в соответствии с геополитическими интересами и расчётами российских политтехнологов, определявших, как минимум до второго тура выборов, ситуацию в штабе Виктора Януковича. Говоря об идентичностях, имеем ввиду не только те из них, которые связаны с религиозной сферой, но и национальные и общеполитические. В этом контексте следует вспомнить хотя бы навязываемый Ющенко образ агента Америки, которому противостоял уверенный в своих силах и в поддержке восточноукраинских регионов Янукович, постоянно представлявший себя как хранителя традиционного и вековечного неразрывного духовного, экономического и даже политического единения с Россией.
Прямо или опосредствованно выбор, сделанный большинством граждан Украины в рамках президентской избирательной кампании 2004 года, явился проявлением несогласия с идеологически-идентификационной пророссийской моделью, которую представлял Виктор Янукович и которую его политтехнологи считали или предлагали считать доминирующей в Украине. Кроме того, последние выборы объективно стали своеобразным рейтинговым голосованием относительно позиции УПЦ МП, которая однозначно определилась относительно поддержки пророссийской модели, но получила сигнал, который убеждает в необходимости гармонизировать свою позицию с мировоззренческими ориентациями большинства своих последователей.

Дизайн сайта: Академия Наивного Искусства на улице Академика Варги. Все права защищены.